Captain de La Fer
Отличил гик от ватерштага
1 часть, 2 часть, 3 часть.

***


Пять астроциклов спустя.


Орны и декациклы шли один за другим. Продолжал заниматься исследованиями Научный институт, провела очередной выпуск молодых специалистов Академия, на учёном форуме в Симфуре один из уважаемых членов Научного Совета Кибертрона случайно заехал под камеру Искры приезжему коллеге с Вентрума, возглавлявшему там ни много ни мало орбитальное строительство, двое изобретателей — один из Праксуса, другой из пригородов Полигекса — умудрились додуматься до почти идентичных изобретений и одновременно подать на патент, на рубежах открыли ещё две планеты, от далёкой звезды JV-546387 рядом с зоной аномалий приняли первые сигналы, группа радиологов получила Премию Алхемиста*, в датанете бурно обсуждали новую диссертацию, автор которой буквально выворачивал наизнанку традиционное представление кибертронцев о времени. И, конечно, по-прежнему отстаивали свои интересы сенаторы и политики, не дремал гоночный тотализатор, кипела ночная городская жизнь, наполненная световыми шоу и звуками музыки, подросли на пару кредитов цены на энергон, было ограблено отделение банка на средних уровнях, в Каоне среди гладиаторов объявился новый чемпион, подписали очередной ничего не значащий договор между фактически автономным Восом и столицей, а над Кибертроном прошло солнечное затмение. Все эти и многие другие события, конечно, не проходили мимо внимания двух учёных, ныне главенствовавших в Иаконской межпланетной лаборатории, однако задевали их не больше необходимого. В общем, продолжалась обычная жизнь.

Ни один, ни другой с тех пор не пожалели о своём сотрудничестве. Нельзя сказать, конечно, чтобы всё шло идеально гладко; случалось всякое, вроде застревания в подъёмнике на одной исследовательской станции (на обратный рейс они тогда опоздали), а пару раз они даже крупно поссорились на почве банального несовпадения научных методов. Сикерский темперамент сталкивался с нерушимым упрямством джета и в таких случаях порождал адский коктейль. Причинами примирений, как ни странно, послужили сущие пустяки — один раз им вдвоём пришлось вручную собирать разлетевшиеся по всей лаборатории детали новой автоматики, которую доставили в разобранном виде; в другой — продуть друг другу в простенькой сетевой игрушке во время невыносимо скучного доклада. А уж взаимных подколов, замешанных на восианском этикете, сумасшедших кликов «Ох, шлак, я забыл! — Скажи спасибо, что я вспомнил!», разноплановых экспериментов и смешных моментов вроде скульптурной композиции «близнецы и плотоядное растение» было хоть отбавляй. Конечно, Старскрим был не Ренстил, и его не стоило принуждать к чему-либо, можно было только предложить или попросить, однако Скайфайр не мог сказать, что лаборатория от этого что-то потеряла. Просто теперь все они работали в несколько в иной обстановке. Лучшим выходом было принять новый порядок, что джет и сделал, а уж младшие смотрели на Старскрима с опасливым восхищением.

В один прекрасный вечер Скайфайр вернулся в личную кварту и с облегчением заблокировал двери — предстоящие выходные и накопившиеся отгулы, которые, собственно, начались уже с завершением сегодняшнего рабочего орна, были для него священным временем, во время которого ограничивались рабочие и гостевые контакты, если только не существовало обратной договорённости. У Старскрима был свой магнитный ключ, однако он, судя по тишине, ещё не появлялся. Скайфайра это не удивило — при, казалось бы, одной и той же слаженной работе они оба умудрялись жить каждый по своему личному графику. График джета отличался ленивой неспешностью и ранними выходами онлайн с первыми лучами звезды; сикер же воплощал в себе домашнее непостоянство, часто посещая различные культурные мероприятия после, а иногда и до работы, хотя при этом умудрялся сохранять в своём собственном отсеке идеальный порядок и почти не опаздывать. Поначалу Старскрим отказался разделить кварту вместе с, как он весело выразился, «таким крупным начальством» — Скайфайр не настаивал, и новый помощник поселился «где-то неподалёку». Дом полностью принадлежал институту, как и весь близлежащий район, уже давно прозванный научным городком, так что до главного корпуса было только отвёрткой докинуть. Однако неожиданно выяснилось, что предоставленная Старскриму кварта находится аккурат над квартой Скайфайра — при столь разных личных режимах выяснить это обстоятельство и вправду можно было только случайно. Увидев однажды, как сикер поздним вечером подлетает к своей лётной площадке прямо у него над головой, Скайфайр сходу пригласил его в гости, и с тех пор подобные ежевечерние посиделки стали нормой. Иногда посиделки превращались в совместные полёты, и спор «кто быстрее дойдёт до орбиты» давно уже стал чем-то постоянным. С учётом того, что даже дома процессоры двух крылатых учёных не снижали активности, Скайфайр содержал в своей кварте рабочий уголок, а в сейфе — коллекцию хорошего энергона, пополнившуюся в последнее время персональными вкладами Старскрима. Постепенно тот прописался у него едва ли не на постоянной основе, и даже перезаряжался здесь же, не утруждаясь переходом наверх — дальний отсек кварты никогда не был особо нужен Скайфайру, но был вполне уютен, а потому с комфортом вместил в себя сикерскую подзарядочную платформу.

В общем, Старскрим оказался нормальным соседом. Он не шумел, не капал на процессоры (если только не бывал иногда взвинчен) и соблюдал чистоту. К тому же наличие двух выходов, имевшихся в каждой кварте дома — один к лифтам и лестницам, а другой для лётных форм — позволяло свободно приходить и уходить, не мешая друг другу.

А ещё он был не только расторопным напарником, но и хорошим компаньоном, правда, не всегда предсказуемым. Он многое схватывал с полуслова, и порой ночная болтовня по любому поводу заканчивалась за пару джооров до вылета на работу. Это уже начинало походить на дружеское панибратство, и первые его признаки появились тогда, когда Скайфайр решил дать подросшему таулану имя — не всё же называть его тауланом. У него самого долго не возникало никаких идей, пока Старскрим авторитетно не заявил, что Блэкхеду всё равно, как его зовут, и напрягаться в выдумках уже не надо. Изумлённый Скайфайр никогда бы не додумался дать органику кибертронское имя, однако к тому времени, как он открыл было рот для возражений, и таулан, и Старскрим уже пришли к полному взаимопониманию в этом вопросе. Джету ничего не оставалось, кроме как присоединиться к мнению большинства.

Сейчас Блэкхед озадачивал их новой проблемой. Окончательно вымахавший во что-то большое, длинное и густо-пушистое, таулан в последнее время вёл себя странно. Его поведение напоминало тревогу перед землетрясением на Джеруне, но отличалось навязчивым желанием потереться о всевозможные поверхности и появлением слабых меток запаха по всей кварте. Кроме того, он стал орать по ночам, сменив обычное звонкое сверчанье на низкие томные звуки. В ответ на осторожное предположение смущённого Скайфайра о том, что Блэкхеду, кажется, пришла пора реплицироваться, доведённый ночными криками Старскрим ворчливо предложил отправить его обратно, потому что двух и больше тауланов, да ещё с некоторыми различиями, он здесь не выдержит. В тот же вечер Блэкхед пришёл к сикеру в отсек и долго заглядывал ему в окуляры, пока Старскрим не соизволил сменить гнев на милость. Теперь они со Скайфайром вместе искали решение, и в процессе этого поиска взаимная восианская вежливость незаметно уступала место простому товариществу.

Блэкхед на приход джета не отреагировал — он дрых прямо на домашнем терминале, свесив заметно удлинившийся хвост. Атмосферные установки, купленные в первую же после появления таулана ротацию, делали своё дело, так что на вдыхаемый состав органик не жаловался. Лучше уж так, чем рискованный эксперимент на длительное восприятие кибертронской атмосферы, пусть и подходящей многим инопланетянам. Не заправлявшийся с утра Скайфайр поставил кубик в нагреватель, выждал клик и, прихватив с собой энергон, подошёл к оконному стеклопласту, занимавшему почти всю внешнюю стену от пола до потолка. Отпил глоток, задумчиво глядя на ночной Иакон. Странно — он никогда не воспринимал ночной город с точки зрения эстетики; вот философские размышления и бездумное разглядывание туманностей были больше ему по Искре. Джет не сказал бы, что ему особо нравился Иакон, как не мог, впрочем, утверждать и обратное — этот большой город, сочетавший несочетаемое, столица всего Кибертрона, одна из Трёх Жемчужин планеты, обладал целым рядом достоинств и недостатков. Для привыкшего к лабораторной тишине и частым дальним перелётам Скайфайра Иакон обычно был слишком шумным, слишком… большим, уж больно много всего в нём было намешано, но сейчас, подсвеченный тысячами огней на сотнях уровней, город был, пожалуй, красив и таинственен. Блеск цивилизации, засилье рекламы и пиара, типичный для столицы синдром широкого выбора, скорость, политика и, как ни странно, древнее благородство — вот, пожалуй, о чём мог бы поведать ночной Иакон. Но стеклопласт глушил почти весь шум извне, давая простор для более романтичной ночной трактовки.

Из раздумий Скайфайра вывел неожиданный сигнал внутреннего коммлинка.

*Файр, ты дома?*

Старскрим. И чего ему неймётся? Хронометр подсказал, что в это время заместитель уже обычно прилетал домой. Да и коммлинком он по вечерам нечасто пользовался.

*Дома. Ты где?*

* Есть проблемы.*


Скайфайр не глядя закинул опустевшую оболочку куба в утилизатор и нахмурился.

*Ты можешь объяснить конкретней?*

* Я тут… Проблемы не у меня, просто я оказался рядом. В общем, прилетай. Главный госпиталь, второй филиал, южный блок, тридцатый уровень. Лови координаты.*


О. Это ещё что за новости?

*Что произошло?*

*Джампстайер произошёл. Мы вдвоём из института уходили, он ко мне на выходе прикопался. Хотел выведать о нашей работе, маленький любопытный шарковнюк…*


Скайфайр слегка растерялся. С того орна, как Старскрим поступил в лабораторию, Джампстайер оставил свои настойчивые попытки войти в межпланетные исследования, ограничиваясь нарочито вежливыми приветствиями в коридорах. Отучать же эмоционального напарника от крепких выражений джет не нанимался.

*Что ты ему сказал?*

*Ничего особенного. Он увязался за мной на выставку живых голокартин. А в итоге траванулся при мне в баре.*

*ЧТО?!*

*Да, он и туда за мной пошёл. Ещё потом домой его отправлять… Прилетай, я тут один не справлюсь. Расскажу на месте.*


Коммлинк отключился.

Вот тебе и спокойный вечерок, Скайфайр. «Траванулся»! Да он Джампстайеру после отгулов потом шлем открутит! И Старскриму тоже: в том, что вредный напарничек чем-то спровоцировал не менее своенравного администратора, джет не сомневался ни единого клика.

До второго филиала лететь пришлось долго, потому что неведомый архитектор умудрился построить его в плотно населённых кварталах восточного сектора. Кроме того, неукоснительно соблюдавшему суровые столичные правила воздушного движения Скайфайру пришлось повисеть в пробке: у гигантского рекламного щита частично отказали антигравы, и бесконечный ряд летучек и лёгких флаеров дружно ожидал, пока бригада ремонтных дронов расчистит воздушную трассу. Сам госпиталь, впрочем, произвёл положительное впечатление: он был чист и ухожен, а персонал любезно проводил посетителя в южный блок — поистине в этих сверкающих белизной повторяющихся коридорах можно было заблудиться.

Старскрима Скайфайр обнаружил возле одного из медотсеков. Тот стоял у стеклопласта, через который можно было видеть всё, что происходит внутри, и с брезгливым фейсом водил вдоль корпуса ультрафиолетовой лампой.

— Что ты делаешь? Где Джампстайер?

Старскрим в ответ хмуро взглянул в стекло, за которым в данный момент никого не было — пациент находился во втором, смежном отсеке, откуда периодически выглядывала тень дежурного медика.

— Этот несчастный идиот стравил на меня полупереработанное топливо. На генеральной очистке сейчас.

— Топливо? Рассказывай.

Старскрим тщательно обработал ультрафиолетом ноги и вручил лампу Скайфайру.

— На, первичная дезинфекция.

— Как его угораздило засориться? Чем вы вообще занимались?

— Я же говорил, он за мной увязался. Что да как, а почему я решил работать с тобой, а зачем тебе понадобился штатный химик, когда новый вылет, бла-бла-бла… Достал! Я сказал ему, что работа незавидная, так что пусть кончает завидовать.

— Твоё остроумие просто зашкаливает.

— Ну, знаешь, это не я приставал с вопросами, которые меня не касаются.

— И дальше что?

— А дальше то, что этот оплавок, видите ли, обиделся. Ну, я и предложил спор. На энергон. Один куб за раз, без остановок. В качестве мирного договора. Кто сползёт под стойку первым — проиграл.

— Ты болван, — проникновенно сказал Скайфайр, — ты это знаешь?

— Да погоди ты! — скривился задетый за живое Старскрим, не желавший признать свою ошибку. — Его же не отвадить было! Когда пришли, решили со среднезаряженного начать, и он погнал первым. Догнался…

— И ты хочешь сказать мне, что он от среднезаряженного сбросился?

— Не от него. Это был вовсе не энергон, а техническая смесь!

Скайфайр застыл. Его окуляры нехорошо сузились.

— Техническая? В какой заправке вы наливались?

— В обычной, недалеко от шоу-центра. Я этого заправщика, пока эвакуатор летел, вдоль и поперёк потряс. Он Праймусом и всеми альфами клялся, что ничего не подмешивал и ни шлака не знал, даже лицензию со страху предъявил. Не похоже, чтобы он врал, его самого, скорее всего, надули или прямо перед нашим приходом цилиндр подменили. У меня же усиленные химанализаторы проапгрейджены, так вот в других цилиндрах нормальный энджекс оказался, а в этом, из которого мы заказывали — адский коктейль дистиллятов, гликолевых эфиров и прочей квинтотени, и всё это для виду сильными вкусовыми присадками приправлено! Джампстайер только полкуба махом выдул, как его и скрутило. На меня скрутило, тьфу…

— По-хорошему такое на уголовку тянет, — покачал шлемом Скайфайр. — Это могли владельцу коммерцию в назидание подпортить, в том районе полно торговых конкурентов. Патруль вызывал?

— Никого не вызывал, не хотел тратить время. Пусть владелец и разбирается, он в ответе за свой товар. Сам подумай — я стою весь в чужом топливе, этот на полу корчится, как бы супинаторы не откинул, а полисы будут до утра в заправке безрезультатное расследование копать и всех по десятому кругу допрашивать? Это ещё хорошо, что я сам не успел к этому коктейльчику приложиться, заботиться о нас обоих было бы некому, посетителям поболт.

— Тебе повезло. Я не шучу, тебе просто шарково повезло, исходя из описанного тобой состава. Некоторые сочетания способны сразу весь топливопровод выжечь. Найти бы того, кто это сделал… И Джампстайеру, кстати, тоже повезло, что он эту смесь сразу стравил — аварийные программы у него сработали штатно и внутренние системы не успели крупно пострадать.

— Угу… — проворчал Старскрим. — Штатно, как же… Фильтры за свой счёт менять будет!

— За чей же ещё, — мрачно согласился Скайфайр, которому вся эта история с «коктейлем» сильно не понравилась. — Но ты всё равно сглупил.

— Я не…

— Сглупил, сглупил. Я Джампстайера знаю, он ведётся на любую провокацию. В том, что смесь оказалась технической, ты не виноват, а вот включать процессоры иногда полезно.

На этом разговор оборвался, потому что их обоих не терпящим возражений тоном позвали в медотсек.

— Что ж, ваш друг — везунчик, — озвучил ранее высказанную Скайфайром мысль медбот. — Операцию проводить не придётся.

— Спасибо, — с видимым облегчением поблагодарил джет.

— А вот вам от подобных состязаний впредь рекомендую воздержаться, — обратился медик уже к Старскриму. — Он тремя орнами на обеззаряженном отделается.

— Да не я эту смесь мешал!

— Не мешали, зато заправиться с огоньком захотели. Помяните моё слово, однажды все ваши заправочные пари добром не кончатся. Дозаправлялись!

— Вы уже третий раз! Слушайте, кто вы вообще такой, чтобы читать мне нотации?

— Главный врач блока Рэтчет, — тут же предъявил личную карту-жетон медбот. — У вас, господин крылатый, хорошие дентопластины, но я вас всё равно посмотрю, хотите вы того или нет, — объявил он в ответ на протестующий оскал Старскрима, — а вы, молодой мех, — бесцеремонно ткнул он пальцем в Скайфайра, — сядьте пока вот здесь и не крутитесь под ногами.

Обалдевший Скайфайр, которого вот уже тысячу ворн никто не называл молодым (и кто — медик, ростом еле дотягивающий ему до грудного стеклопласта!), молча уселся на указанное место, наблюдая за действиями медика. Старскрим поспешил заявить, что ему самому лучше знать, в каком состоянии его собственный корпус, он ничуть не пострадал и тратить время на осмотры ему незачем, да и вообще от нынешних ремонтников толку мало — выдумали на узкие специализации делиться, вот раньше один и тот же мастер любой полудезактив в функционирующего трансформера собрать мог, а у современных компетенции почти ноль; проще самому починиться, чем к кривоманипуляторным за помощью ходить, кредиты тратить, и точка.

Рэтчет выслушал его с саркастической ухмылкой. Когда сикер договорил, он красноречиво поднял оптогрань и без лишних слов направил на Старскрима наручный сканер.

— У вас ремонтно-медицинский диплом есть, молодой мех? — елейно поинтересовался он, перебив новые возражения.

— Нет, химико-геологический, — насмешливо ответил Старскрим, намеренно смешав две разные специальности в одну. Придётся терпеть шаркова доктора…

Рэтчет обошёл Старскрима, сканируя от шлема до «каблуков» дожигателей.

— Ах, геологи-и-ический, — почти издевательски протянули у сикера за спиной.

Старскрим обернулся, едва не врезав медботу кромкой крыла.

— Что, впечатлило? — спросил он, наблюдая, как тот заканчивает сканирование.

— Не слишком, — безразлично хмыкнул Рэтчет, считывая данные. — Кому же распоряжаться в этом отсеке: тому, у кого диплом медика, или геологу в статусе «пациент»?

Старскрим понял, что его, кажется, только что изящно опустили. Однако спускать подобное было не в его привычках.

— Скажите, а вы всегда оттачиваете чувство собственной важности на пациентах?

— Только в том случае, если у пациентов блок понятливости не откалиброван.

— Вам выдать медаль «калибровщик ворна»?

Рэтчет поднял взгляд от сканера.

— Заявку на медаль подписать вдоль или поперёк?

Сзади раздалось сдавленное фырканье. Скайфайр шумно прогнал кулеры в форсированном режиме, пытаясь скрыть неуместный смех. Заметив два устремлённых на него возмущённых взгляда, он не выдержал и заржал уже по-настоящему, прикрыв ладонью фейсплет.

— Я не понял, ты и над своим первым помощником так смеялся, когда он на верстак загремел? — вопросил Старскрим, глядя на трясущегося джета. — Да что смешного?!

Скайфайра в ответ только ещё больше разобрало. Из соседнего отсека тоже зафыркали — это подал признаки активности явно пригревший аудиодатчики о перепалку Джампстайер.

— Пациенты! — не выдержал Рэтчет, включая медицинский терминал. — Учёные! Вечно пытаетесь мне рассказать, как надо работать! Спасал я одного вашего астроциклы назад, так он ещё после дозы деактиватора поначалу офф уходить не хотел и вопросики задавал. А что с системами у него творилось — полный шлак! И не надо мне тут про самодиагностику рассказывать — всё он о себе знал и ничего не сделал! Никакой ответственности за собственные корпуса, а всё туда же — бессмертная раса, умные процессоры, науку двигать!

— А кем он был? — перестал наконец хохотать Скайфайр, сумев вычленить из потока докторского возмущения слово «вашего».

— Я что, всех пациентов помню? — недовольно отозвался медик. — Знаю только, что он из вашего института. Свалился прямо на работе. И, насколько я в курсе дела, до сих пор на Парадроне броню просиживает.

Окуляры Скайфайра изумлённо расширились.

— На Парадроне?

— Тяжёлый случай был, где же ещё ему находиться… Ваш знакомый? — правильно расшифровал выражение его фейса Рэтчет.

— Это мой бывший помощник, — ответил Скайфайр, пытаясь справиться с очередным невероятным совпадением. — Ренстил. Давнее прогрессирующее повреждение реактора и, как следствие, длительная нагрузка на нейросеть. Это вы его ремонтировали?

— Теперь вспоминаю, — кивнул Рэтчет. — Да, я его и вытаскивал, вызов-то рихтовщики из соседнего приняли, но им такое не доверишь. Представьте себе — лежит на полу перед вами кандидат в праймусожители, кругом учёная толпа, все наперебой болтают, а время уходит… Уж простите, сделал всё, что мог.

— Если бы не вы, он бы так и ушёл в дезактив, — тепло улыбнулся Скайфайр, протягивая доктору манипулятор. — Мы все вам очень благодарны. Меня зовут Скайфайр, я работаю в лаборатории межпланетных исследований. А это Старскрим, мой нынешний заместитель.

— «Кухонный» помощник, значит, — прищурился Рэтчет, в свою очередь протягивая манипулятор Старскриму. — Ваше счастье, Старскрим, что вы это пойло не успели в себя залить, а то лежать бы вам за моей спиной вместе с вашим приятелем. Там состав, абсолютно не предназначенный для внутренних систем.

— Могу сбросить полный списочек, — сдержанно ответил на пожатие Старскрим. Взгляды у них с медиком в этот момент были подозрительно-оценивающие.

— Спасибо, уже составил. Сейчас я ему нанитов дам, а вы, Скайфайр, будьте готовы, я вас тоже осмотрю, — с этими словами Рэтчет зашёл обратно к Джампстайеру.

— А их-то зачем проверять? — послышался оттуда голос последнего.

— Вопросы, вопросы… Надо — значит, осмотрю! — неопровержимо припечатал медик.

*Профессионал*, — с уважением передал Скайфайр по закрытой линии.

*Слишком наглый*, — не хотел сразу соглашаться с очевидным Старскрим.

*Ну, знаешь, иногда в такой профессии не до субординации.*

*Но ты его слышал? Мало мне этого назойливого ремонтного сервиса, так он ещё ставить меня на место вздумал!*


Скайфайр сумел удержать второй приступ веселья, но скрыть широкую улыбку ему не удалось.

*Да что смешного, шлак побери?!*

*Вы так похожи, когда спорите. И это было действительно смешно. Что плохого в том, что тебя просканировал знающий своё дело медик и дал положительную оценку?*

*А сказать нормально он не мог?*

*Видимо, ты его сильно задел своим недоверием, вот он и решил не церемониться. И он правильно сказал — он же здесь всё-таки медик, а не кто-то из нас троих.*

*Я всё равно не прощу твой ржач.*

*Расслабь контуры. Я смеялся над ситуацией, а не над тобой.*


Настроение Скайфайра почему-то упорно лезло вверх, и его не могло испортить ни нахождение в медблоке, ни проблемы Джампстайера, ни прерванный домашний вечер.

— Этот безумный вечерок определённо надо залить, — продолжил его мысль Старскрим, наблюдая за блаженным фейсплетом джета. Способность шефа иногда «выпадать» из реальности просто поражала.

— Согласен. Только нашим энергоном, а не заправочным.

— Тот с фиолетовой маркировкой — мой.

— А мне, значит, опять с красной достанется?

— Так, — хлопнул ладонями появившийся из процедурной Рэтчет, — теперь вы.

— Моя очередь смеяться, — усмехнулся Старскрим, тут же занимая освобождённое джетом место.

— Было бы над чем, — закатил окуляры Скайфайр.

— Ты же иголочных анализаторов до слива топлива боишься, — коварно сдал его секрет перед медботом Старскрим.

Скайфайр круто развернулся в ответ на этот выпад.

— Я тебе это потом припомню! — ткнул он пальцем в ухмыляющегося во все денты сикера. Впрочем, сердиться на развеселившегося напарника не получалось — он сам еле сдерживал собственное желание опять расхохотаться, но не желал первым поддаться на «слабо».

— Ага. Конечно, — Старскрим демонстративно сложил манипуляторы, не переставая лыбиться. Его настрой менялся удивительно быстро. Ржа хитрокрылая.

— Так, свои дружеские пикировки оставьте на потом, — прервал их медик, развернув сканер.

*Дружеские?* — переспросил Старскрим.

*Ты против?*

*Не-а. От дармовой дружбы не откажусь. Только за этим к тебе в лабораторию и пришёл.*

*Подкол засчитан.*




----------
*) Алхемист Прайм — ещё один из первых Тринадцати. Считается первым просветителем кибертронской цивилизации и предком обладателей учёной прошивки. По легенде, был алхимиком.

@темы: чужой фанарт, мой фанфик, закончено, вне фракций, Transformers Generation 1